Вы вошли как ГостьПриветствую Вас, Гость
Главная » 2015 » Август » 2 » Уязвимость танка и польза брони ч.6
23:30
Уязвимость танка и польза брони ч.6

    Мы уже достаточно подробно познакомились с устройством и условиями работа различных типов боеприпасов и конструкций броневых плит. Самое время поговорить о механизмах воздействия снаряда на бронированную машину в целом.
    Для начала вспомним, вся кинетическая энергия летящего снаряда распределяется между рядом воздействий: образование звуковой волны от соударения металлических элементов, разогрев материала брони и снаряда от внутреннего трения при деформации, собственно разрушение брони, деформация снаряда, ускорение броневой плиты и пр. О последней составляющей стоит поговорить подробнее. При попадании снаряда в гомогенную броневую плиту происходит его торможение, но, сама плита испытывает сильный удар, который несколько ускоряет ее. Конечно, плита закреплена в корпусе танка (обычно приварена к таким же броневым плитам), что не позволяет ей перемещаться, поэтому, в некоторой степени ускоряется весь танк. Танкисты это ощущают как резкое короткое сотрясение, но, безопасно ли это сотрясение?
    Как мы знаем, в любой бронированной машине есть ряд точных приборов (прицелы, тепловизоры, оптические приборы наблюдения, ЭВМ, электрогенераторы и пр.), а так же, массивных узлов (КПП, двигатель, тело орудия, боекомплект в укладке и пр.). При резком сотрясении может не только произойти некоторое сбивание настройки точного оборудования или даже поломка мелких и/или хрупких деталей в нем, но и смещение массивных элементов конструкции. Конечно, все узлы и агрегаты бронированной техники подвергаются проверке и имеют большой запас прочности, но, у любой детали есть свой предел прочности и чем большего мы хотим от детали, тем больше мы должны ей дать. Например, ГТУ AGT-1500 танка Абрамс имеет ротор массой около 200 кг, который опирается на несколько роликовых подшипников высокой точности. Как и любой ГТУ, данная модель запускается и работает лишь при большой частоте вращения ротора (около 3000 об./мин на выходном валу, около 9000 на роторе). Несложно понять, что любое сильное сотрясение конструкции приведет к повреждению подшипников, а высокая частота вращения доведет дело до конца (короче, газотурбинному двигателю останется работать не более пары минут до разрушения подшипников). Необходимо отметить, что в советской армии всегда уделяли много внимания прочности всех механизмов и изделий. Например, автоматические выключатели производства "ДЗНВА", для нужд ВМФ, испытывали на инерционном стенде, имитирующем ударную волну торпеды, поэтому, печатные платы выключателя были залиты толстым слоем эпоксидной смолы (припечальнейшее занятие – выпаивать конденсаторы, резисторы и диоды из таких схем). Для сравнения, в странах НАТО (кроме, пожалуй, Германии) требования к военной технике намного мягче, в США до 80% всех военных заказов вообще выполняют частные фирмы и коммерческие концерны, на которые власть военного министерства распространяется лишь условно.
    В дополнение отметим, что многие бронебойные снаряды и все ОФС содержат некоторый заряд БВВ. Взрыв снаряда на поверхности брони, даже если снаряд не пробил броню, все равно сильно сотрясает технику и даже вызывает контузию у членов экипажа. Историческим примером может служить неоднократно упоминавшийся в литературе факт о эффективности советских 122-мм гаубиц против немецких тяжелых танков в годы ВМВ. ОФС легкой (2,4 тонн веса М-30, это мало для 122-мм калибра) гаубицы, даже не пробивая броню “Тигра” или “Пантеры” все равно часто вызывал тяжелые контузии у членов экипажа или даже приводил к детонации боекомплекта от соударения снарядов в боеукладке башни. Поэтому, попадание даже обычного ОФС калибром 120-155 мм в башню любого танка весьма ощутимо для него. Среди средств противодействия такому эффекту предложено защищать танк вынесенными броневыми экранами и увеличивать массу танка, а так же, увеличивать запас прочности конструкции. В ходе арабо-израильских воин 1970-х годов Т-72 советской сборки часто выживали даже при прямом попадании как бронебойных, так и ОФС снарядов калибра 105-120 мм в лобовой лист башни. Обычно после этого лишь слегка заедал механизм поворота башни, но, в целом, конструкция танка очень прочная.
    Прочность крепления броневой плиты танка весьма условна. Как мы уже отмечали ранее, использование в годы ВМВ советских танковых орудия Д-25Т и немецких 128-мм Pak 44 (на базе зенитной пушки), позволяло срывать броневые плиты толщиной до 150-200 мм и даже более. Современные танковые орудия калибром 120 или 125 мм имеют гладкий ствол и дульную энергию примерно на уровне Д-25Т. Выходом из ситуации иногда является использование навесных броневых плит, которые, деформируясь, постепенно отнимают энергию у снаряда, не позволяя ему сразу нагружать основную броню все своей кинетической энергией. Примером может служить Иракская модернизация советских танков Т-55. Характерный вид этим машинам придает массивная броневая плита на лобовой части башни и вынесенный на швеллерах противовес на корме башни.
    Среди уязвимых элементов любого танка необходимо отметить ходовую часть, фильтры системы питания двигателя воздухом и приборы наблюдения. Прицел танка, датчики системы баллистических вычислителей, тепловизор, панорамный прибор наблюдения командира танка и многое другое, не составляет труда разбить даже из ДШК (12,7 мм) или простой магазинной винтовки. Применение на танке ГТУ и других мощных энергосиловых установок, влечет за собой необходимость использования мощных фильтров. Защита этих фильтров весьма скромная. Попадание из 60-70 мм гранатомета в воздухозаборник современного танка, если и не подожжет масляный фильтр, то серьезно повредит систему очистки. Что очень печально в условиях пустыни и других вариантах жаркого сухого климата, где много пыли и песка.
    Повреждение гусениц это камень преткновения любой бронетехники. Известно, что очередь из КПВТ (14,5 мм) способна серьезно повредить траки гусениц практически любого современного основного боевого танка (иначе, “серийного танка”). Конечно, никто именно в ходовую часть из пулемета целиться не будет, но, несколько прицельных выстрелов из винтовки для поражения техники (калибр 12,7-20 мм) вполне может произвести снайпер.
    В заключение отметим, что любой танк имеет практически не бронированное днище корпуса, что делает его уязвимым от минного оружия. Вспомним советские образцы противотанковых кумулятивных мин для систем дистанционного минирования (обычно через РСЗО). Мина имеет форму бруска с углублениями на четырех боковых гранях. Углубления играют роль кумулятивных выемок, а заряд мощного БВВ в несколько килограммов позволяет взрывной волне сделать пролом в днище танка или БМП. Партизаны в Афганистане уже более 30 лет эффективно применяют различные кустарные фугасы с массой БВВ 80-150 кг. При взрыве такого фугаса на глубине 0,7 метра под дорожным полотном, ни одна боевая машина уже не подлежит ремонту (если речь идет о тяжелых инженерных машинах), в любом танке просто детонирует боекомплект. Сам танк переворачивается от взрыва под днищем всего 25-50 кг БВВ средней мощности (в зависимости от массы танка, соответственно, 30-70 тонн).
    Из всего сказанного выше следует интересный вывод. Современные танки семейства Абрамс (США-Германия), Ле Клерк (Франция), Леопард (Германия), Меркава (Израиль), Челленджер (Великобритания), Озорио (Испания) и др., даже при всей своей стоимости, сложности, использовании высоких технологий, массе и пр., не способны безболезненно перенести попадание в борт башни обычного ОФС из 2-5 тонной примитивной гаубицы сборки 1940 года. А десяток попаданий выведут из строя любой современный танк.
    В следующий раз мы подробно остановимся на кумулятивных боеприпасах и противодействии им.

Категория: Баллистика | Просмотров: 664 | Добавил: Chemadm | Теги: стойкость брони, уязвимость танка, танковая броня | Рейтинг: 4.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]